Главная | Защита прав потребителя | Поэма по праву памяти семейная трагедия

РАЗРАБОТКА УРОКА ПО ТЕМЕ «ПОЭМА А.Т.ТВАРДОВСКОГО «ПО ПРАВУ ПАМЯТИ»

Смыкая возраста уроки, Сама собой приходит мысль -- Ко всем, с кем было по дороге, Живым и павшим отнестись. Она приходит не впервые. Чтоб слову был двойной контроль: Где, может быть, смолчат живые, Так те прервут меня: Перед лицом ушедших былей Не вправе ты кривить душой, -- Ведь эти были оплатили Мы платой самою большой И мне да будет та застава, Тот строгий знак сторожевой Залогом речи нелукавой По праву памяти живой.

И глаз до света не сомкнули, Хоть запах сена был не тот, Что в ночи душные июля Заснуть подолгу не дает То вслух читая чьи-то строки, То вдруг теряя связь речей, Мы собирались в путь далекий Из первой юности своей. Мы не испытывали грусти, Друзья -- мыслитель и поэт. Кидая наше захолустье В обмен на целый белый свет.

Мы жили замыслом заветным, Дорваться вдруг До всех наук -- Со всем запасом их несметным -- И уж не выпустить из рук. Сомненья дух нам был неведом; Мы с тем управимся добром И за отцов своих и дедов Еще вдобавок доберем Мы повторяли, что напасти Нам никакие нипочем, Но сами ждали только счастья, -- Тому был возраст обучен. Мы знали, что оно сторицей Должно воздать за наш порыв В премудрость мира с ходу врыться, До дна ее разворотив. Готовы были мы к походу.

Жанровое своеобразие

Что проще может быть: Любить родную землю-мать, Чтоб за нее в огонь и в воду. А если -- То и жизнь отдать. В целости оставим Таким завет начальных дней. Лишь от себя теперь добавим: Что проще -- да. Такими были наши дали, Как нам казалось, без прикрас, Когда в безудержном запале Мы в том друг друга убеждали, В чем спору не было у нас. И всласть толкуя о науках, Мы вместе грезили о том, Ах, и о том, в каких мы брюках Домой заявимся потом.

Дивись, отец, всплакни, родная, Какого гостя бог нанес, Как он пройдет, распространяя Московский запах папирос. Москва, столица -- свет не ближний, А ты, родная сторона, Какой была, глухой, недвижной, Нас на побывку ждать должна.

Удивительно, но факт! Но в те года и пятилетки, Кому с графой не повезло, -- Для несмываемой отметки Подставь безропотно чело. Современное литературоведение рассматривает историю создания произведения как средство его прочтения.

И хуторские посиделки, И вечеринки чередом, И чтоб загорьевские девки Глазами ели нас потам, Неловко нам совали руки, Пылая краской до ушей А там бы где-то две подруги, В стенах столичных этажей, С упреком нежным ожидали Уже тем часом нас с тобой, Как мы на нашем сеновале Отлет обдумывали свой И невдомек нам было вроде, Что здесь, за нашею спиной, Сорвется с места край родной И закружится в хороводе Вслед за метелицей сплошной Ты не забыл, как на рассвете Оповестили нас, дружков, Об уходящем в осень лете Запевы юных петушков. Их голосов надрыв цыплячий Там, за соломенной стрехой, -- Он отзывался детским плачем И вместе удалью лихой.

В какой-то сдавленной печали, С хрипотцей истовой своей Они как будто отпевали Конец ребячьих наших дней. Как будто сами через силу Обрядный свой тянули сказ О чем-то памятном, что было До нас. И будет после нас. Но мы тогда на сеновале Не так прислушивались к ним, Мы сладко взапуски зевали, Дивясь, что день, а мы не спим.

поэма по праву памяти семейная трагедия думаю, оба

И в предотъездном нашем часе Предвестий не было о том, Какие нам дары в запасе Судьба имела на потам. И где, кому из нас придется, В каком году, в каком краю За петушиной той хрипотцей Расслышать молодость свою. Навстречу жданной нашей доле Рвались мы в путь не наугад, -- Она в согласье с нашей волей Звала отведать хлеба-соли. Но что они в себе вмещают, Вам, молодым, не вдруг обнять.

Их обронил в кремлевском зале Тот, кто для всех нас был одним Судеб вершителем земным, Кого народы величали На торжествах отцом родным. Вам -- Из другого поколенья -- Едва ль постичь до глубины Тех слов коротких откровенье Для виноватых без вины. Вас не смутить в любой анкете Зловещей некогда графой: Кем был до вас еще на свете Отец ваш, мертвый иль живой.

иначе поэма по праву памяти семейная трагедия успели

В чаду полуночных собраний Вас не мытарил тот вопрос: Ведь вы отца не выбирали, -- Ответ по-нынешнему прост. Но в те года и пятилетки, Кому с графой не повезло, -- Для несмываемой отметки Подставь безропотно чело.

История создания

Чтоб со стыдом и мукой жгучей Носить ее -- закон таков. Быть под рукой всегда -- на случай Нехватки классовых врагов. Готовым к пытке быть публичной И к горшей горечи подчас, Когда дружок твой закадычный При этом не поднимет глаз О, годы юности немилой, Ее жестоких передряг. То был отец, то вдруг он -- враг. И здесь, куда -- за половодьем Тех лет -- спешил ты босиком, Ты именуешься отродьем, Не сыном даже, а сынком А как с той кличкой жить парнишке, Как отбывать безвестный срок, -- Не понаслышке, Не из книжки Толкует автор этих строк Ты здесь, сынок, но ты нездешний, Какой тебе еще резон, Когда родитель твой в кромешный, В тот самый список занесен.

Еще бы ты с такой закваской Мечтал ступить в запретный круг. И руку жмет тебе с опаской Друг закадычный твой Сын за отца не отвечает. С тебя тот знак отныне снят.

Удивительно, но факт! По интонации поэма напоминает "Думу", только у Лермонтова упрек звучит явственнее, сильнее.

Не ждал, не чаял, И вдруг -- ни в чем не виноват. Конец твоим лихим невзгодам, Держись бодрей, не прячь лица. Благодари отца народов, Что он простил тебе отца Родного -- с легкостью нежданной Проклятье снял. Как будто он Ему неведомый и странный Узрел и отменил закон. Да, он умел без оговорок, Внезапно -- как уж припечет -- Любой своих просчетов ворох Перенести на чей-то счет; На чье-то вражье искаженье Того, что возвещал завет, На чье-то головокруженъе От им предсказанных побед.

Сын -- за отца? И как бы невдомек: А вдруг тот сын а не сынок! Ответить -- пусть не из науки, Пусть не с того зайдя конца, А только, может, вспомнив руки, Какие были у отца. В узлах из жил и сухожилий, В мослах поскрюченных перстов - Те, что -- со вздохом -- как чужие, Садясь к столу, он клал на стол. И точно граблями, бывало, Цепляя ложки черенок, Такой увертливый и малый, Он ухватить не сразу мог. Те руки, что своею волей -- Ни разогнуть, ни сжать в кулак: Отдельных не было мозолей -- Сплошная.

И не иначе, с тем расчетом Горбел годами над землей, Кропил своим бесплатным потом, Смыкал над ней зарю с зарей. И от себя еще добавлю, Что, может, в час беды самой Его мужицкое тщеславье, О, как взыграло -- боже мой! И в тех краях, где виснул иней С барачных стен и потолка, Он, может, полон был гордыни, Что вдруг сошел за кулака. Не скажите, -- Себе внушал он самому, -- Уж если этак, значит -- житель, Хозяин, значит, -- потому А может быть, в тоске великой Он покидал свой дом и двор И отвергал слепой и дикий, Для круглой цифры, приговор.

И в скопе конского вагона, Что вез куда-то за Урал, Держался гордо, отчужденно От тех, чью долю разделял. Навалом с ними в той теплушке -- В одном увязанный возу, Тянуться детям к их краюшке Не дозволял, тая слезу Смотри, какой ты сердобольный, -- Я слышу вдруг издалека, -- Опять с кулацкой колокольни, Опять на мельницу врага.

Удивительно, но факт! Композиция внешняя — деление на части, главы.

Ни мельниц тех, ни колоколен Давным-давно на свете нет. От их злорадства иль участья Спиной горбатой заслонясь, Среди врагов советской власти Один, что славил эту власть; Ее помощник голоштанный, Ее опора и боец, Что на земельке долгожданной При ней и зажил наконец, -- Он, ею кинутый в погибель, Не попрекнул ее со злом: Ведь суть не в малом перегибе, Когда -- Великий перелом Но тот, что в целях коммунизма Являл иной уже размах И на газетных полосах Читал республик целых письма -- Не только в прозе, но в стихах.

А может быть, и по-другому Решал мужик судьбу свою: Коль нет путей обратных к дому, Не пропадем в любом краю. Решал -- попытка без убытка, Спроворим свой себе указ.

История создания поэмы "По праву памяти". Ее идейное содержание

И -- будь добра, гора Магнитка, Зачислить нас В рабочий класс Но как и где отец причалит, Не об отце, о сыне речь: Сын за отца не отвечает, -- Ему дорогу обеспечь. Но год от года На нет сходили те слова, И званье сын врага народа Уже при них вошло в права. И за одной чертой закона Уже равняла всех судьба: Сын кулака иль сын наркома, Сын командарма иль попа Клеймо с рожденья отмечало Младенца вражеских кровей. И все, казалось, не хватало Стране клейменых сыновей. Недаром в дни войны кровавой Благословлял ее иной: Не попрекнув его виной, Что душу горькой жгла отравой, Война предоставляла право На смерть и даже долю славы В рядах бойцов земли родной.

Предоставляла званье сына Солдату воинская часть Одна была страшна судьбина: В сраженье без вести пропасть. И до конца в живых изведав Тот крестный путь, полуживым -- Из плена в плен -- под гром победы С клеймом проследовать двойным.


Читайте также:

  • Договор на раздел имущество между супругами
  • Практика признания права собственности на квартиру
  • Судебная практика по наследованию по завещанию с обязательной долей